Рассуждения о черном чае

 
 

Рассуждения о черном чае




В советских столовых чай был черным. Какие вопросы? Написано же на пачке «черный чай байховый». Открою общепитовский секрет: черным он был, потому что в баки сыпали соду. Она не давала распадаться веществам, которые окрашивают чай, даже если его, спитой, заваривать по второму и по третьему разу.

 

Когда я пошел служить на флот, то заметил, что этот фокус применяется не только в общепите.

И лишь однажды, где-то между Ювяскюля и Куопио, заварив банальный Lipton в чистой, наконец-то, воде, я увидел, что чай вообще-то оранжевый. Он был оранжевый и светился. Это было круче, чем в первый раз услышать песенку Girl Леннона и Маккартни. Кстати, он еще и вштыривал. Пара пакетиков помогла мне тогда пережить нормально полет Москва — Петропавловск: девять часов без посадки и без еды. Как вы помните, «Аэрофлот» тогда даже обласканные иностранцы называли chicken line — из-за кусков куры с рисом, которые были единственным кейтерингом. И я понял, что нормальный чай может штырить. И должен.

 

Через некоторое время, когда чай Lipton со своим брендом пришел в Россию, стало понятно, что это другой чай, нежели в Финляндии. И пусть они только попробуют подать на меня в суд. Будет весело. Более того, он был прямым наследником грузинского пайкового фуфела. Но мы же знаем разницу между нормальным «Мальборо» и местным, не правда ли?

 

А еще тут бредили «чаем со слоном». Это была такая же гнусность, как и грузинский, только мусора там было чуть меньше. Называть это хорошим чаем мог только человек, обреченный стоять всю жизнь в очереди за «жигулями».

 

Я не знаю, откуда там были индийские поставки, потому что между плантациями и русским потребителем была такая странная институция, как Чаеразвесочная фабрика номер 3.

Тогда же, на границе социальных мироустройств, русский потребитель, столкнувшись с выбором, стал паниковать. Тогда же родились глуповатые присказки: «В Финляндии не растет кофе. В Британии не растет чай». Этот же бред, кстати, часто повторяют и наши современники. Он должен как бы объяснить говорящему и окружающим, что заявления о том, что именно в Англии делают нормальный чай — это не более чем выдумка британских спецслужб.

На самом деле все гораздо хуже.

 

Там, где растет чай, нет чайной культуры. Только не надо сейчас про Китай и жасминовые напитки. Мы говорим о черном чае как главном предмете потребления со стороны простых парней вроде меня. Черный чай с лимоном и сахаром. И даже молоком.

Да, чай растет в Индии. И что? Если бы не Англия, которая просто силой заставила местных растить там и на Цейлоне нормальный чай, проводить селекционную работу, трудиться над созданием сортов для блендов, то так и влачила бы чайная промышленность там жалкое существование. И не была бы промышленностью вовсе. Англия привнесла в Индию культуру чая.

Как Бордо обязано англичанам тем, что у них теперь самое дорогое вино в мире. Как не было бы без англичан мадеры и хереса. Типа был бы, но не как феномен, а как локальный аттракцион.

Если бы не Ост-Индская компания, которая в XVII веке привезла зеленый чай из Китая в Амстердам, то не было бы чая и в Голландии.

 

И тут произошло главное: чай стали делать не те, кто его растит, а те, кто его блендует и фасует. То есть на территории развитых стран.

В Британии, от Шотландии до Уэльса, чайные комнаты создавались как противовес всеобщему пьянству. Tea Rooms строили такие монстры местного модерна, как Чарльз Ренни Макинтош. Они действуют до сих пор.

В Йоркшире стартовал ресторанный проект Bettys Tea Room, который превратился в большой производственный проект. Так как поставщиками стали Taylors of Harrogate,  которые блендовали Yorkshire Tea из чаев Ассама, Шри-Ланки (Цейлон), Восточной Африки, то скоро проекты объединились. «Йоркширский чай» — это серьезный бренд чая, выпускаемого в четырех вариантах: Original Yorkshire Tea, Yorkshire Tea for Hard Water, Luxury Blend Yorkshire Gold и Decaffeinated.



Создан 25 янв 2013